«Практически всё, что мы знали о Фарерах, когда садились в самолет, — это то, что овец в этом месте больше, чем людей, что фарерцы охотятся на дельфинов, что там живут смешные птицы под названием тупики, что острова — одно из самых рыбных мест на Земле, и там очень красиво»

«Приливные течения на Фарерах устанавливают свои правила. Каждое утро начиналось не только с горячего кофе, но и с точных подсчетов времени, в которое течение будет не встречным. Самое сильное, двенадцать узлов, наблюдается в узком проливе между островами Стреймой (Streymoy) и Эстурой (Eysturoy). Естественно, мы туда не сунулись, так как наши лодки больше шести узлов не шли. Максимальное изменение уровня воды мы застали в посёлке Вестманна (Vestmanna), оно составило около 120 см. За время стоянки нам несколько раз приходилось регулировать длину швартовых, чтобы лодка не повисла на пирсе»

«Когда проходишь на яхте мимо фьордов, огромных камней и высоких пещер, с разных ракурсов видишь живые щупальца тумана, которые опускаются вниз по склонам, окутывают вершины, наполняют гроты и поглощают целые острова. Туман словно дышит, медленно и глубоко. Он зачаровывает. Он создаёт удивительный эффект парящих гор, ощущение, будто ты оказался в одном из мультфильмов Хаяо Миядзаки.
Меня удивил и поразил океан. Его воды полны невидимой жизни и силы. Иногда становилось не по себе от ощущения, что мы здесь с ним один на один.
Казалось, что к этим пейзажам можно привыкнуть, но каждый раз за поворотом нас ждало что-то такое, от чего замирало сердце. Невероятные недоступные долины, где каким-то образом оказывался одинокий маленький домик, солнечный свет, пробивающийся сквозь облака, насыщенная зелень склонов, тёмные и глубокие пещеры — всё это хочется видеть ещё и ещё. В одну из пещер мы заплыли на тузике: сужающиеся проходы, полная темнота и набегающие волны заставили нас понервничать»

«Каждый раз, когда леска натягивалась, мы ожидали увидеть огромную рыбину, не меньше метра. Те рыбы, которые сорвали кучу наших снастей, явно такими и были. Улова было достаточно, чтобы кормить пятнадцать человек рыбными блюдами почти каждый вечер недельного плавания.

В основном нам попадались треска, налим и стаи сельди. За один раз удавалось поймать 10–15 рыб. Во время рыбалки мы находились под пристальным наблюдением. Главными зрителями и важными участниками этого процесса были чайки, которые появлялись из ниоткуда, пока мы готовили снасти. Как голодные коты, они вертелись вокруг лодки и ждали удобного момента, чтобы схватить добычу. В общем, ещё одним развлечением на Фарерах вполне может быть кормление чаек рыбьими потрохами. Мы получили огромное удовольствие и ещё долго смеялись, пересматривая фотографии этих птичьих боёв.
На одной из стоянок местный харбор-мастер провёл для нас мастер-класс по чистке рыбы, после которого мы с ужасом вылавливали багром из моря куски нашего улова, вполне пригодные для ужина. Живя в таком изобилии морепродуктов, фарерцы едят только филе, а всё остальное выкидывают»